artykul (artykul) wrote,
artykul
artykul

ДВОРЦОВО-ЗООПАРКОВЫЙ КОМПЛЕКС

Его видно издали с любой дороги, - откуда бы не въезжал в город. Дворец в Ружанах еще на подъезде должен был вызвать в уме любого человека мысли о могуществе и богатстве магната, его построившего. Вот ворота, через которые въезжала коляска и преодолевала оставшуюся сотню метров до самого дворца. Они уже не раз и не два тронуты временем: тут кирпич отвалился, там трещина, здесь надписи… Темная и печальная история у этого места.
В 1552, согласно первым письменным источникам, местечко принадлежало князьям Тышкевичам. По одной из топонимических версий, старые варианты названия - Рожана, Ржаная - восходят к слову "урожай" и косвенно говорят о богатстве окрестных полей. Однако местные жители, которые постоянно используют дворцовый двор как кратчайший путь к своему дому, скажут вам, что значение названия совсем иное. При этом, как водится, сколько людей, столько и мнений. И вот одни из подошедших говорят, что у князя, который жил тут в древности, было две дочери - Ру и Жанна, и в их честь город и был заложен. Но его оппонент из соседнего двора утверждает, что на самом-то деле дочерей звали Ру и Пру, поэтому-то и названы два соседних города (причем один сейчас в административном подчинении у другого) - Ружаны и Пружаны. Как бы там ни было, а исторических сведений о происхождении названия не сохранилось, зато доподлинно известно вот что. После Тышкевичей город принадлежал Брухальским, один из которых, Бартош, в 1598 году продал усадьбы Лососин и Ружаны канцлеру Великого Княжества Литовского Льву Сапеге. Сапеги, как известно, были едва ли не богаче самого Великого Князя; они имели обширные угодья на Витебщине и возле Слонима; владели землями угасшего рода князей Гольшанских. Балам, которые давали Сапеги, завидовали даже Радзивиллы, - а они-то знали толк в светских развлечениях и их цену! Однажды Иван Сапега даже принимал у себя короля Жигимонта I Старого и угощал того из огромного хрустального кубка. Кубок этот мог вместить целый гарнец доброго вина, - то есть, более трех литров за раз! Больше двухсот лет драгоценный сосуд хранился в Ружанах, а потом его конфисковали и вывезли в Россию. К началу 17 столетия Ружаны, которые тогда входили в Слонимский повет ВКЛ, были зажиточным местечком: насчитывалось свыше 400 дворов, кирпичный и кафельный заводы; Троицкий костел доминиканцев и Петропавловская церковь. Каждый понедельник в Ружанах устраивалась ярмарка, а в воскресные дни и по праздникам торговать воспрещалось. А ведь большая толпа всегда на праздники собирается в городе - как тут не заработать копейку-другую! Поэтому и торговали тайком, по домам, без свидетелей. В этот период расцвета Лев Сапега возводит дворец, в котором в 1617 году принимает королевича Владислава.
Изначально дворец был задуман как осуществление лозунга "мой дом - моя крепость": двухэтажное кирпичное здание в форме креста с тремя четырехгранными башнями. В центральной части был парадный зал и вестибюль с лестницей, которая поднималась по обе стороны от входа. В боковых частях замка устроены были жилые комнаты, кабинеты, библиотека. На первом этаже перекрытия были арочные, полукруглые, а на втором - балочные, ровные. В двухэтажных подвалах хранились архивные документы, арсенал боеприпасов, деликатесное продовольствие. В 1644 году Владислав - на этот раз уже как король польский Владислав IV (с женой Цецилией Ренатой и двором) снова посетил ружанский дворец. Встречал-потчевал правителей сын Льва Сапеги - Казимир. Долго еще после этого даже самые зажиточные магнаты были под впечатлением от приема: банкет продолжался девять дней, в течение которых каждый из гостей получал то, что хотел. По этому поводу в стену одного из залов была вмурована памятная плита. Еще одна мемориальная доска свидетельствовала про то, что во время "потопа" - кровопролитной войны середины 17 века между Швецией и Московским Королевством - в Ружанской резиденции Сапегов хранились мощи святого Казимира, небесного покровителя Беларуси; они были перевезены сюда из Виленского кафедрального собора. Кстати, когда в 1637 году Ружаны получили магдебурское право, для заседаний магистрата построили ратушу, а городу был дарован герб. На его серебряном поле красуется венок из красных роз, а в центре его - фигура св. Казимира с крестом и лилиями в руках. А ведь "розы" по-беларусски - "ружы". Совпадение?
К концу 17 столетия род Сапегов вышел на первое место по влиянию на политику Княжества. Это не понравилось другим магнатам - Радзивиллам, Огинским, Вишневецким, Пацам; и в 1698 году они объединились в конфедерацию против Сапег. В те времена все зажиточные князья держали собственное войско, так что вполне логично противостояние между Сапегами и Конфедерацией переросло в войну. Вооруженные стычки продолжались с переменным успехом несколько лет. А весной 1700 года в кровавой бойне у деревни Алькеники, что на Ошмянщине, войска Сапегов были целиком разбиты двадцатитысячной армией конфедератов. Они разграбили Ружаны и разрушили замок. А весной 1706 года, в разгар Северной войны, в Ружаны вошел шведский король Карл XII. До сего момента шведские вояки взрывали все замковые укрепления и фортификационные сооружения на своем пути, но в Ружанах их ждало разочарование: замок и без их участия был уже разрушен и опустошен. Могущество рода Сапегов было подорвано, и никогда боле оно не достигло того расцвета, которым ознаменовалась их жизнь в 17 веке. Не осуществилась и заветная мечта: стать великим Князем и въехать в свою ружанскую резиденцию как владыка государства.
Тем не менее, денег у рода еще хватало, и во второй половине 18 века новый великокняжеский канцлер Александр Сапега смог воссоздать из руин родовое гнездо. Новое время диктовало новые условия, - и бывший оборонительный, внешне не очень привлекательный замок перестраивают в строго симметричный, отвечающий канонам классицизма, дворец. Над этим в начале 80-х годов 18 века поработал придворный архитектор Ян Самуэль Беккер. Ему удалось очень удачно сочетать стили барокко, классицизм (который по всей стране постепенно вытеснял первый) и даже рококо (картуши, люкарны крыши, завитки-лопатки, рустированные лопатки и проч.). Две поврежденные башни от старого замка разобрали, а третья, западная, динамично вписалась в общий объем дворца нового, который по композиции стал симметричным. Главное строение представляло собой нехитрую прямоугольную "коробку" с высокой мансардной крышей, треугольной по форме. В центральной части фасада появился поднятый на второй этаж пристенный портик из двух пар колонн и пилястров, которые завершались высоким треугольным фронтоном, а также были заполнены скульптурным барельефом и украшены по углам гротескной скульптурой. Тыльный фасад "противостоял" главному в виде широкой десятиколонной террасы, на которую выходили двери и окна бального зала. Высокие окна верхнего этажа в необычном оформлении говорили о празднично-парадном предназначении замка. Окна и залы внутри "коробки" были размещены симметрично; левый и правый бока словно отражали друг друга. На первом этаже осталась двустороння лестница, вестибюль и квадратный бальный зал. То, как были размещены парадные помещения на втором этаже, обусловило раздел фасада на цокольный парадный этаж и верхний полуэтаж, объединенные коринфским ордером. Среди помещений был и археологический музей, и богатая библиотека (которую царские власти вместе с архивом конфисковали в 1832 году и вывезли в Гродно, а после в Вильню), и даже маленькая, "домашняя" каплица. Но одной только перестройкой главного здания дело не завершилось. Талантливый архитектор сформулировал большой парковый ансамбль: вокруг парадного двора площадью полтора гектара было симметрично сгруппировано несколько корпусов. Длинные прямоугольные двухэтажные постройки стояли перпендикулярно к дворцу и соединялись с ними широкими аркадами, которые шли полукругом по обе стороны от главного фасада. Высокие спаренные колонны тосканского типа были перекрыты толстыми дубовыми балками, из дуба были сделаны и кронштейны. Кроме того, в качестве украшения использовали гирлянды, скульптуру, рустированные пилястры и пластико-орнаментальное оформление. В западном корпусе размещалась картинная галерея, а в восточном (который, как и главный, был разделен лестницей на две равные части) - манеж и театр, считавшийся одним из крупнейших на Беларуси. Благодаря хорошо продуманным кулисам на глубокой сцене во время спектакля можно было трижды менять декорации; рядом со сценой размещались гримерки. Зрительный зал был организован в виде подковы и состоял из двух ярусов: в первом было 14 изолированных лож, в другом - 15, вместе с королевской ложей в центре. Театральную труппу набирали из частной школы придворных актеров, которые играли в пьесах французских и польских драматургов. Напротив главного дворца, на расстоянии метров ста, были построены въездные ворота с тремя пролетами: центральный (большой) для конных экипажей и боковые (маленькие) - пешеходные. Ворота были украшены резными геральдическими картушами из мореного дуба, рустоврой, античными скульптурными барельефами. По флангам ворот размещались два служебных флигеля в два этажа каждый. Между флигелями и боковыми корпусами также имелись небольшие въезды. Еще Ян Беккер возвел кладбищенскую каплицу, парафиальный троицкий костел на месте деревянного храма Тышкевичей и костел базилиан; а в придачу разбил красивейший парк с водоемами, каналами, павильонами на концах аллей и почти природным зверинцем (он был устроен в виде пробитого просеками лесочка). За такой колоссальный труд архитектор получил от Сапегов пожизненную пенсию в размере 2160 злотых ежегодно. В 1784 году Александр Сапега снова принимал почетных гостей - короля Станислава Августа Понятовского, который направлялся на Гродненский сейм. Во время отдыха король заглянул в театр, где посмотрел балет "Милостивость Тита" и музыкальную комедию "Волшебное дерево" Малине. Это был последний грандиозный прием, который помнит Ружанский дворец.
В конце 18 века расцвет снова сменился упадком. В 1786 году во дворце размещается... суконная фабрика. В 1795-ом, по третьему разделу Речи Посполитой, Ружаны отходят к России; Александр Сапега сдает дворец и фабрики в аренду предпринимателю Мордуху Пинесу. Новый хозяин вместе с семьей стал жить на первом этаже дворца, а на втором и в подвалах устроил склады продукции фабрик - ткацкой, суконной, шелковых поясов и гобеленов. Сами Сапеги вместе со всем княжеским двором перебрались в соседнюю резиденцию - в Деречин. А в замке - в который уж раз! - начался упадок: ткацкое производство через 30 лет превращается в скромную прядильню шерсти. По переписи 1897 года в местечке имелось два кожевенных завода, полотняная и суконная фабрики, пять мелких предприятий, народное училище. В 1914 году дворцовый комплекс горел; в тридцатом был частично реставрирован, а в 44-ом снова разорен - на этот раз отходящими фашистами; они же сожгли и последнюю небольшую ткацкую фабрику.
В книге Ольги Львовны Слиозберг-Адамовой "Путь" есть такой момент: в 17 столетии в Ружанах накануне Пасхи нашли труп младенца. Местную еврейскую общину обвинили в ритуальном убийстве. Князь сказал, что, если ему не выдадут убийц, он уничтожит всю общину. Три дня евреи молились в синагоге, чтобы им даровали жизнь, а на четвертый день два старика признались в убийстве. Злодеев повесили на замковых воротах. В тот раз община убереглась, а вот во время Великой Отечественной всех евреев (а они составляли 80% пятитысячного населения города) выгнали из гетто и пешком погнали в Волковыск. Стариков, больных и немощных прикончили сразу, а остальных развезли по концлагерям, - кого в Треблинку, кого в Освенцим, кого еще куда. Спаслось из ружанских евреев всего 3-4 человека.
Что же сейчас можно увидеть в Ружанах? А увидеть можно сильно поврежденный, в буквальном смысле изъеденный дворец: до 1965 года во флигелях рядом с воротами был кафельный цех, потом - сельхозхимия... по замковом двору, словно по выгону, ходят гуси, индюки и овцы; рядом с флигелем пасется привязанный конь. Для полной идиллии не хватает только стада черно-белых коров, которые бы пересекали замковый двор с конца в конец. Зоопарк какой-то. Местные детишки лазают по перекрытиям дворца, по сохранившимся аркадам. В тени стен расположились на отдых крестьяне; после которого нехитрая закуска и тара от еще более нехитрого питья так и остаются лежать в траве. Театрального корпуса нет - на его месте сейчас стоят домики. Впрочем, то, что тут можно увидеть, вполне сойдет за комедию, комедию абсурда. Вот из главного корпуса выходит бабулька - она несет пару кирпичей и относит их к своему велосипеду. Случившаяся рядом женщина из домика на месте театрального флигеля говорит, что это их соседка - таскает себе стройматериал "на новы ганак". И тут же сама предлагает мне отломать что-нибудь из лепнины или даже кусочек деревянного картуша с ворот (он сохранился в очень хорошем состоянии), но не на память, а чтобы сдать на экспертизу и узнать, "сколька жа лет этаму замку?" Во как: люди, чья хата стоит на самом замковом дворе, не знают историю ружанского дворца! Сын этой женщины - человек уже лет тридцати - подводит к воротам и показывает на его арочный свод, - там лепнина в виде цветочков. Двадцати бутонов нету - это он с друзьями в детстве кирпичами их отбивал; такое вот было соревнование на меткость и силу удара. Вроде, говорит, и теперь еще они где-то в хлеву лежат... Вместе осматриваем главный корпус. От парадной лестницы остался только след из кирпичей на стене. Колонны, что раньше завершались треугольным фронтоном, сейчас стоят островерхие, без окончаний. Кое-где среди старой кладки видны новые кирпичи. И еще... И вот еще здесь... Парень говорит, что лет десять-пятнадцать назад тут работали реставраторы, но деньги вместо стройматериалов пошли на материалы алкогольные. Вот и лежит новая кладка только на аркадах и рядом с западным флигелем. Спускаюсь в подвалы. Раньше они уходили вглубь на несколько этажей и разветвлялись на несколько подземных ходов. Родительница моего экскурсовода показывает место в центре двора, куда они с друзьями-подругами забирались в далеком детстве. Сейчас подвалы полузасыпаны; в них много мусора и стойкий неприятный запах. Говорят, что сюда тайком сбрасывают мертвых животных. Часть подвалов завалена песком, часть, наоборот, разобрана археологами. Так что наткнуться на какой-нибудь порыжевший фолиант из Сапеговского архива не удается. Парень показывает место, где были найдены старинные кинжалы, а также нишу в восточной части ворот: в начале девяностых кто-то выбил кирпичи, которые скрывали тайник. Поговаривают, что это наследники Сапегов, у которых сохранился план дворца, приехали ночью и вывезли золото.
Детвора дет 12-14 лазает по перекрытиям дворца, поднимается на самый верх фронтона, смело лезет в самые узкие печные лазы. Отсюда, сверху, открывается живописнейший вид на город, на парк внизу, на костел, на уходящую вдаль автодорогу. И на стадо гусей, что чинно щиплет травку среди развалин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments